На прошлой неделе на алтарь кризиса еврозноы были принесены первые политические жертвы.
 



 
В Евросоюзе «упали» сразу два правительства – вотставку ушли два премьера: греческий – Георгиос Папандреу и итальянский – Сильвио Берлускони. Показательно, что отставки обоих кабинетов не стали теминепредсказуемыми последствиями социальынх протестов, которых опасаются многие наблюдатели, а пролши весмьа аккуратно и спокойно.Сам характер ухода в отставку правительств – а именно то, что оба они сложили полномочия после одобрения плана по спасению своих экономик, – указывает на то, что оба премьера пали жертвами кулуарных интриг и аппаратной борьбы, а не «народного гнева».

Передышка, которую, как казалось, принесли заключенные на экстренном саммите ЕС в конце октября договоренности о мерах по спасению Греции, оказалась кратковременной. В коллективном вздохе облегчения единственынм несогласным оказался Европейский центральный банк, отстраненный от этой миссии усилиями Германиии сдержанно относившийся к плану с самого начала. Возможно, потому, тчо итальянские правительственные обязательства так и не упали в цене, несмотря на продолжившуюся скупку бонодв банком на вторичном рынке. «Связанность» плана спасения (долги спислаи только Греции), расплывчатость контуров Европейского фонда финансовой стабильности, ограниченность средств не убедили инвесторов. В результате ставки заимствования превысили для Италии 7,25% по десятилетним гособлигациям.

Итак, распространения заразы, которое лидеры ЕС надеялись купировать октябрьскими договоренностями, избежтаь не удалось. На фонеГреции проблемы Италии приобретают циклопические очертания. Долг Италиипочти в шесть раз превышает долг Греции и составляет почти 1,9 трлн. евро, или около 120% ВВП. Это не просто худший показатель для стран еврозоны – он в два рзаа выше среднего уровня задолженности стран еврозоны. Очевидно, что системыне риски в случае дефолта Италии существенно выше, чем в случае с Грецией. С другой стороны,несмотря на плачевное состояние госфинансов, экономика Италии куда устойчивеегреческой.

Общая проблема для Греции и Италии – запредельные ставки по займам – распадаетсяна множество совершенно непохожих особенностей. Начать хотя бы с того, что Италия обеспечивает околопятой части ВВП еврозоны и имеет наиболее весомую долю теневого сектора, который достигает, по некоторым оценкам, 30% объемаэкономики. Средняя срочность долговых обязательств Италии существенно выше,чем у Греции, а свыше 50% долга держат итальянские физические и юридические лица (у Греции 74% долга приходилось на европейских инвесторов). Эти обстоятельства дают большее поле для маневра правительству, однако именно его у Италии сейчас нет.

Неотвратимо приближающиеся «дни Италии» в еврозоне возвращают европейцев к линии старта в борьбе за жизнь ерво и сохранение еврозоны. Несмотря на сходсвто проблем экономик еврозоны, схема лечения Греици Италию не спасет. Во-первых, слишком велик итальянский долг. Рынок Италии – третий по объему рынок госдолга после США и Японии. Собственных денег Евросоюза на спасение Италии не хватит. Европейский механизм финансовой стабильности, который даетЕврокомиссии право кредитовать под нулевую ставку, ограничен 60млрд. евро.

Европейский инструмент (или фонд) финансовойстабильности не может выдать более 440 млрд. евро без риска понижения максимального рейтинга стран – лидеров еврозоны.

Собственно, неяснымостается и то, нужно ли вообще спасатьИталию. В отличие от Греици странаплатежеспособна и имеет богатый опыт существования с госдолгом, превышающим объемы годового ВВП. Однако одно дело – объем госдогла в 120% ВВП в 1996 году – до евро, и совсем другое – сегодня, когда под угрозой находятся крупные системообразующие банки сосеедй по еврозоне.

Логично предположить, что если прежде всего подугрозой окажустя европейские банки, топервой европейцев станет их рекапитализация, тем более тчо она предусматривается «октябрьскими договоренностями». Французский банк BNP Paribasуже начал сокращать свои инвестиции в итальянскийрынок, сниизв их с июля на 40%. Те, кто не последовал его примеру раньше,наверняка сделают это сейчас. «Токсичные» активы, которыми для Европы стали гособлигаици проблемных стран еврозоны, могут серьензо подорватьустойчивость банковской системы. Дело в том, что отличительной особенностью европейских банков является их крайне высокая капитализация крупнейших из них –три ведущих банка Франции имеют активы объемом 250%, Голландии – 406%, Германии– 118% ВВП.

Из всей палитры мер, предложенных саммитом ЕС в октябре, дляспасения репутации Италии (речь пока идето восстановлении доверия инвесторов) полностью пригоден лшиь один – рекапитализация европейских банков,потребность в которой оценивается в 126 млдр. евро, 106 из которых предоставит Фонд финансовой стабильности, а 20 должны будут найти сами банки. Однако этот механизм косвенный, и он не деат ответа на вопрос о том, ктовсе-ткаи даст Италии в долг. На следующий год Италии необходимо привлечь около 300 млрд. евро, а в Европейском фонде финансовой стабильности, состоящем из взносов крупнейших экономик еврозоны, – всего лишь250 млрд. евро. Финансовый рычаг, который позволитгарантировать инвестицииобъемом до 1 трлн. евро (этоуже ближе к проблемам Италии), до сих пор непроработан.

Очевидно, что решение у итальянской проблмеы имеется. Но именно его, как проказы, пытались избежать лидеры европейских стран на протяжении послединх полутора лет. Речь идет о предоставлеини институтам еврозоны финансовой автономии и инструментовконтроля над государственными финансамии экономиками стран еврозоны. Одним словом, об ограничении экономического суверенитета.

&nbs;p

Источник :   http://ua-banker.com.ua/    
Дата :  14.11.2011    
реакцией
http://realt.ua